Ярославль

Желаешь  ли ты, дорогой мой читатель, погрузиться в мир новых удивительных приключений Клайда? Конечно, я рассчитываю только на однозначное, твердое, как самшит, и непоколебимое, как идиотская вера в то, что всё будет хорошо,  «ДА».

Если ты помнишь из предыдущих зарисовок про «загнивающие, но как-то медленно» страны Западной Европы, то Клайд порядком утомился. Ему даже пришлось проспать пару выходных, чтобы восстановить своё упорное желание посмотреть, что там за высокой елью в стороне от «болота». Клайд  — это необычная лягушка: он не зарывается в ил, как большинство этих земноводных, чтобы перезимовать, а едет на площадь трёх вокзалов в Москве, чтобы купить билеты для очередного вояжа.

Да, в этот  раз не столь романтичное и длительное путешествие, но всё же. Столица древней Руси, один из первых городов на Волге, центр крупного восстания против большевиков в 1918 г. Да и вообще, там праздновали тысячелетие со дня основания в этом году. Выбор сделан, билет куплен, а  вступление уже затянулось.

Итак, вагон первого класса из-за детских воспоминаний по романам Жюль Верна, где герои неизменно путешествовали именно такими вагонами, а тут нежно мною ненавидимое ОАО «РЖД» предлагает именно такой вариант. Ну, как можно было отказаться?! Хотите я опишу это всё буквально двумя словами? «Милый совок». А как иначе назовешь волшебно-комфортные кресла, где можно вытянуть ноги и при этом не пинать соседа спереди, и не спихивать локти другого путешественника слева от тебя? Где подвох? Это же РЖД. С годами капитализма в России они научились отлично мимикрировать. Хочешь опустить спинку кресла? Как это было просто у французов: нажал кнопку и опустился. А у нас надо проявить смекалку. Ручка так далеко внизу, что надо наклониться, чтобы нажать её. Пардон, а кто в этот момент давит спиной на кресло, чтобы опустить её вниз? Вы не поверите, но никто. Хорошо, откидываемся спиной и… просто не дотягиваемся до ручки. Вот оборвать бы другие ручки проектировщику этого кресла! Или какой умник додумался в туалете поставить кнопку слива прямо на стене за унитазом справа и внизу. Почему я как котёнок должен тыкаться носом в «неприятности» каждый раз после посещения «комнаты фонтанов»?!

Но зато как позитивно было просто ехать и смотреть на осеннюю природу за окном. Увядающая природа, желтые листья, российская неухоженность. Чертовски приятное осеннее настроение! Почему-то вспомнилось, как ехал по Рейну с его гладко зализанными челками виноградников на холмах, а тут раздолье и непокорные березовые вихры мальчишки-сорванца.

4 часа в поезде, и вот он — Ярославль. Тишина просто оглушает после Москвы. Ты ждешь этой надрывной истерики мотора тонированной «девятки», разрывающего мозг стука отбойного молотка, крика истеричной мамаши, ругающей своего ребёнка… Нет этого всего.

Даже птицы какие-то тихие и нормальные. Земфира бы в Ярославле никогда бы не написала своего первого хита, как её разбудили вороны-москвички. Здесь они вполне мирно долбают червяков в парке.

Знаете, я так уже утомился от церквей и монастырей с их абсолютно одинаковыми названия,  поэтому не ждите от меня имён, а просто рассмотрите фотографии.

Гораздо больше вдохновил пустынный городской пляж в желтых листьях.

А город же словно на него кто-то сел: такой он немного пришибленный. 2, 3 этажа и не больше. После Москвы ты видишь пустыри и смотришь «лужковским» взглядом: «Ага! Вот тут бы торговый центр, здесь мы памятник Ярославу Мудрому в 20-30 метров закажем у Церетели, там парковку бы многоуровневую». Спасибо тебе, провинция, отрезвляешь. Даешь надежду, что на этом пустыре разобьют парк или детскую площадку, построят детский садик или может даже фонтан. Я верю, что шанс ещё есть.

Конечно, угнетает бессмысленная и беспощадная архитектура советских зданий. Или реклама на купеческих особняках 18-19 вв. Почему на стену дома, который строили 200 лет назад, вручную вылепляя каждый кирпичик, надо впендюрить пахабщину на листе гипсокартона и назвать это вывеской?!

Совершенно непривычно смотрятся торговые центры в 2-х этажных домах с анфиладой комнат. Идешь и сквозь прилавки видишь, что это была кухня, что эта гостиная с варварски неумело спрятанным камином, а тут могла быть, скажем, детская.  Слишком низкие провода для троллейбусов, слишком страшные столбы линий электропередач, слишком кривые заборы. Красная площадь – совсем не красная, а какая-то до мозга костей советская.

В городе нет цельности, между домами можно ставить заборы, они не прилеплены  один к другому, как в Амстердаме.

В конце путешествия задаешь себе вопрос: а если бы не празднование тысячелетия, то что?Ямы в два раза шире и в четыре раза глубже, прорехи на домах больше, а вместо газонов грязь? Может быть и так. И всё-равно уезжаешь из города с ощущением покоя, что ты не бежал через 2 ступеньки по эскалатору, что ты не лавировал между толпами людей и не ругал придурков, которые не умеют пароваться. Но всё-таки юбилей был…

Поделиться ссылкой с друзьями

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Яндекс

Your Comment